Ты знакома с виктором крамом удивился

Глава 6. Святочный бал | Небо и земля | Гарри Поттер

И я оставлю на усмотрение преподавателей, сможешь ли ты сегодня Я бы больше удивился, если бы они этого не сделали, однако в чулане ты сам и чемпион Дурмстранга -- Виктор Крам! -- практически все Я знаю, что вы не знакомы с данной ветвью магии, но поверьте мне. Виктор Крам/Гермиона Грейнджер. Рейтинг: . мы с тобой знакомы уже несколько дней, а ты до сих пор не выучился правильно выговаривать моё имя. Крум приблизился к её друзьям и удивлённо осведомился. Знакомо ли вам такое чувство, когда кровь в венах становится жгучей словно жидкое пламя и горло будто пронзают ледяные клинки, когда Что же ты сотворила, Судьба? Неужели ты можешь быть так жестока? Или еще . Особенно за такого как Виктор Крам.. Драко Малфой не удивился – он ждал его.

По-моему, ты ещё незнаком с моей женой Нарциссой? И с нашим сыном Драко? И давайте посмотрим, кто тут у нас ещё? С Артуром Уизли вы знакомы, я полагаю? Это был напряжённый момент. Холодные серые глаза Малфоя скользнули по мистеру Уизли и затем обежали весь ряд.

Уверен, ты за весь свой дом столько бы не выручил. Фадж, не слышавший этих слов, говорил: Мистер Малфой задержал взгляд на Гермионе — та слегка покраснела, но решительно посмотрела в ответ. Гарри было доподлинно известно, что заставило губы Малфоя скривиться — Малфои кичились своей чистокровностью; другими словами, любого человека магловского происхождения считали второсортным. Однако в присутствии министра магии он не осмелился ничего сказать по этому поводу. Малфой насмешливо кивнул мистеру Уизли и продолжил путь к своим местам.

Драко послал Гарри, Рону и Гермионе презрительный взгляд и уселся между отцом и матерью.

А в следующий момент в ложу ворвался Людо Бэгмен. Его лицо светилось, словно круг эдамского сыра, если только можно представить себе взволнованный сыр. Бэгмен выхватил волшебную палочку, направил себе прямо на горло и приказал: И с этого мгновения его голос превратился в громовой рёв, заполнивший до предела забитый стадион; этот голос раскатывался над ними, отдаваясь в каждом уголке трибун.

Добро пожаловать на финал четыреста двадцать второго Чемпионата мира по квиддичу! Зрители разразились криками и аплодисментами.

jbern. The Lie I've Lived

Развевались тысячи флагов, добавляя к шуму разноголосицу национальных гимнов. С гигантского табло напротив сгинуло последнее объявление — Берти Боттс ещё успел посулить небывалые ощущения от каждой конфетки своего драже, — и зажглись слова: Правая часть трибун — сплошь в красных флагах — одобряюще заревела. На какой-то момент Гарри был поставлен в тупик, ломая голову над вопросом: Какая сила заставляет их кожу сиять лунным светом, а золотые волосы струиться за ними в неосязаемом ветре?

Собственно говоря, его вообще перестало что-либо волновать. Вейлы пустились в пляс, и разум Гарри одним махом абсолютно и блаженно опустел.

Главное, что он смотрит и смотрит на танцующих вейл, а если они перестанут танцевать, неминуемо произойдёт нечто ужасное. А вейлы отплясывали всё быстрее, всё зажигательней, и дикие, бесформенные образы закружились в распалённом мозгу Гарри. Ему захотелось совершить что-то неописуемое, небывалое — и прямо сейчас… Может, выпрыгнуть из ложи на арену? Неплохая идея… Или придумать что-нибудь покруче?

Он стоял, перебросив ногу через барьер ложи. В шаге от него Рон замер в такой позе, словно собрался прыгать с трамплина. Трибуны взорвались недовольными криками — зрители не хотели отпускать вейл, и Гарри был на их стороне — разумеется, он болел за Болгарию и недоумевал, почему к его груди приколот большой зелёный трилистник. Рон тем временем рассеянно обрывал клевер со своей шляпы. Мистер Уизли, чуть улыбаясь, склонился к нему и забрал шляпу из его рук. Гермиона, негодующе фыркнув, поднялась и втащила Гарри обратно на место, пробормотав: В следующую секунду нечто похожее на громадную зелёно-золотую комету влетело на стадион.

Сделав круг, она распалась на две поменьше, каждая из которых со свистом понеслась к голевым шестам. Связывая два пылающих шара, над полем неожиданно аркой встала радуга. Радуга угасла, светящиеся шары вновь соединились и слились, образовав на этот раз исполинский мерцающий трилистник, который взмыл в небо, завис над стадионом, и из него хлынуло нечто наподобие золотого дождя.

Присмотревшись, Гарри разобрал, что летающее чудо составляли тысячи крохотных бородатых человечков в красных камзолах, каждый из которых нёс по маленькой золотой или зелёной лампе. Теперь тебе придётся делать мне рождественский подарок, ха! Величественный трилистник распался, лепреконы опустились на поле — на противоположную сторону от вейл — и, скрестив ноги, расселись, чтобы смотреть матч.

Представляю вам — Димитров! Фигура в красных одеждах, на метле, двигающаяся с такой быстротой, что казалась размытой, вылетела на поле из дальнего нижнего входа под сумасшедшие аплодисменты болгарских болельщиков. Подлетел второй игрок в красной мантии. Гарри, торопясь, настроил. Виктор Крам был худым, темноволосым, с лицом землистого цвета, внушительным крючковатым носом и густыми чёрными бровями.

Он походил на большую хищную птицу. С трудом верилось, что ему всего восемнадцать.

Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом

Семь зелёных вихрей вырвались на поле. Маленький и тощий волшебник, совершенно лысый, но зато с усами, которым позавидовал бы даже дядя Вернон, одетый в мантию цвета чистого золота под стать стадиону, вышел на поле. В одной руке он нёс солидных размеров плетёную корзину, в другой — метлу, из-под усов торчал серебряный свисток.

Гарри вернул скоростной регулятор омнинокля к норме и внимательно наблюдал, как Мустафа взобрался на метлу и откинул крышку корзины — в воздух взвились четыре шара: Пронзительно свистнув, Мустафа взлетел вслед за шарами. Такого квиддича Гарри ещё не. Он с такой силой прижимал омнинокль к глазам, что очки врезались в переносицу. Скорость игроков была невероятной — охотники перебрасывали друг другу квоффл так быстро, что Бэгмен едва успевал называть их имена. Один из болгарских загонщиков, Волков, поравнявшись с бладжером, с молодецкого размаха своей небольшой битой выбил его прямо перед Моран.

Та, уклоняясь от бладжера, взяла круто вниз и выронила квоффл, а Левски, шедший ниже, подхватил. Гарри торопливо взглянул поверх омнинокля и увидел, что лепреконы, наблюдавшие за игрой из-за боковой линии, вновь поднялись в воздух и образовали гигантский мерцающий трилистник.

С другой стороны арены на них мрачно смотрели вейлы. Злясь на самого себя, Гарри прокрутил регулятор скорости до обычного режима; игра возобновилась. Когда мы возвращались в Хогвартс уже смеркалось, идти было очень тяжело из-за снега, мы почти не говорили. Перед самым входом в школу, он остановился под омелой. Я не хочу слушать это еще и от. Сегодня состоится Святочный Бал. Сегодня будет играть музыка, танцы, веселье и громкий смех. Сегодня я могу поцеловать его Весь день в башне Гриффиндор был сумасшедший дом.

Занимали очередь в ванную комнату и одалживали косметику. Гермиона просидела весь день в спальне, пытаясь привести волосы в порядок. Я же хохотала когда она начинала кричать на заколки. Очень волнительно идти на бал с Драко.

Раньше за глаза я всегда называла Малфоев просто по фамилии и редко по имени, потому что они все были одинаковыми, но Драко. С самого утра меня охватило чувство волнения и радости.

Harry Potter Rus Amino

Я непроизвольно начала представлять как мы будем танцевать и веселиться, но погружаясь все глубже в мечты совсем позабыла о времени. Весь день школу готовили к празднику. С кухни доносился едва уловимый аромат еды.

Занятий в этот день не было, поэтому все могли с головой окунуться в приготовления. Многие девочки просто срывались друг на друга. Нервы шалили у. День очень значимый, когда подобное может повториться, поэтому каждая ведьма и, наверное, колдун, готовились к этому вечеру, как к встрече с судьбой. Я тоже была на нервах. Мне казалось, что платье было выбрано слишком быстро и возможно, я вовсе не понравлюсь Драко в таком виде. Хотя нервозное настроение витало в башне Гриффиндор, все же я укрывшись от всех в спальне, старалась успокоиться, хотя это было не легко.

Ребята к нам не зашли. Но этого оказалось достаточно — в одной руке Драко возникла грубо вырезанная из темного камня чаша, а в другой серебряный нож — атамэ, как его называли колдуны. Ни минуты не колеблясь юноша надрезал себе руку.

Медленными каплями в чашу потекла алая кровь Ворон протянул когтистую лапу — Малфой надрезал и ее. Из раны, шипя, покапала абсолютно черная кровь. Алый смешался с черным, образуя единое целое. Драко поднес чашу ко рту и внезапно замер. Правильно ли он поступает? Ведь после этого нет пути назад Отомстить им всем за разбитые надежды стать следующим Темным Лордом Где-то вдали ликующе прогремел гром. Кто-то в подземельях опять засмеялся. Смех перешел в плач А Драко стоял на коленях и кричал от боли.

Его тень за спиной все вырастала, становилась все чернее Ворон на его плече наоборот съеживался и все больше походил на обычную птицу. Крики Малфоя постепенно стихали. Наконец он встал, выпрямился. Внешне он, казалось бы, не изменился. Но ледяные глаза его излучали теперь небывалую силу. Драко сжал и снова разжал ладони. Повинуясь какому-то глубинному инстинкту он резко выбросил вперед сжатый кулак. Из его руки вырвалась черная молния и просто снесла не оставив и следа стену перед.

Юноша почувствовал что-то странное и оглянувшись назад увидел как развевается за ним темный, словно сотканный из ночных теней плащ. Подняв голову и руки вверх, к невозможно далеким отсюда небесам Драко Малфой, чувствуя как Тьма летит по его жилам, дико, безумно расхохотался. И долго еще этот темный хохот блуждал по горам, отражаясь эхом от скалистых утесов, пугая коршунов и снежных барсов. Интерлюдия I "Небеса ликуют — не беса ли куют? Где и как она стояла — не спрашивайте меня, того не ведаю и по правде говоря ведать не хочу.

Скажу лишь, что стояла. И в этой хижине, мой дорогой читатель, жила та, кто знала о твоем рождении еще когда первый человек ходил на четвереньках. Впрочем, никак и никуда ее не звали и казалось, даже она сама давно позабыла свое имя, а может, никогда его и не имела.

В данный момент а именно: Не стану описывать как она выглядела — тебе, читатель, этого знать не положено. Скажу только, что в глазах ее светился возраст больше высоты Эвереста в милиметрах. Карты были, разумеется, непростые.